Ростов-на-Дону, Комсомольская площадь,
        ул. Ивановского 38, 7 этаж, офис 706

Если Вы хотите списать долги
дистанционно, без визита в офис

Оформим банкротство Online!

Блог

Закон о банкротстве: а кредиторы против

За полтора года действия на территории России нового «Закона о банкротстве» возможностью избавиться от своих долгов воспользовалось несколько тысяч наших сограждан. Безусловно, это капля в море от общего числа потенциальных банкротов нашей страны. Но, скорее всего, число тех, кто решится подать заявление в суд о признании себя несостоятельным, будет расти по мере изменений тех обстоятельств, которые мешают сделать это сегодня:

  • Достаточно высокая стоимость процедуры. Учитывая, что банкроты – это люди, у которых, как правило, крайне сложное финансовое положение и каждая копейка на счету, найти 30-40 тысяч на процедуру им непросто.
  • Новизна процедуры. Этого боятся многие: быть в числе первых, кто испытает на себе «подводные камни» и «сырость» нового закона, всегда непросто.
  • Не в каждом случае суд списывает долги.

Когда суд может не списать долги?

«Закон о банкротстве» создавался не только с учетом интересов граждан, оказавшихся в сложном положении из-за непосильных долгов, но и с учетом интересов кредиторов. Не секрет, что должники бывают как добросовестные, так и не добросовестные – те, кто брал кредит, не рассчитывая его возвращать. Поэтому в ст. 213.28 «Закона о банкротстве» четко указаны случаи, когда в списании долгов заявителю могут отказать. К слову, только на третий год действия закона многие кредиторы стали активно пользоваться указанной статьей для защиты своих интересов, призывая суды не освобождать их должников от кредитных обязательств.

Почему до 2017 года кредиторы почти не оспаривали банкротство физлиц?

Когда закон вступил в силу в 2015 году, кредиторов занимали в первую очередь дела VIP-должников с особо крупными задолженностями. Суммы долгов по таким делам достигали сотен миллионов рублей. Причем инициаторами возбуждения дел о банкротстве выступали сами кредиторы, в частности, ПАО «Сбербанк России» (только этой организацией за два года было инициировано несколько сотен процедур банкротства).

Заинтересованность кредиторов в этом случае понятна: если они вовремя вмешаются, то смогут просто не допустить списания столь крупных задолженностей, а также найти дорогостоящее имущество, способное покрыть долги, или оспорить сделки, которые должник совершал до начала процедуры банкротства.
Что же касается дел простых граждан, имеющих долги перед банками, то на них обратили внимание уже после. К тому же закон только начал «оттачиваться», и у кредиторов не было четких инструкций и регламентов относительно процедуры банкротства физлиц. Хотя «Сбербанк» уже в 2016 году активно приступил к работе в этом направлении. Так же, как и ФНС, и Банк «Траст».

«Приемы» кредиторов

В Арбитражные суды в 2017 году стали поступать многочисленные ходатайства от кредитных организаций о завершении процедуры банкротства с сохранением долгов. Основанием для такого завершения дела кредиторы называли недобросовестность должника, а именно введение им в заблуждение кредитора. Например, указывалось, что у должника есть кредиты в других банках, о которых он не уведомил кредитора, обращаясь за займом. Иными словами, банк обвинял своего заемщика в нарушении условий, указанных в ст. 213.28 закона, что и является основанием для отказа в списании долга.

Многие заемщики были в недоумении: как правило, при выдаче кредита в банке никогда не спрашивают о наличии кредитов в других банках. В конце концов, есть же специально созданное бюро кредитных историй, и эта информация наверняка известна кредитору. Однако мало кто внимательно читает бумаги, которые банк предоставляет на подпись вместе с кредитным договором. Это может быть и анкета, и другие документы, часто напечатанные «мелким шрифтом». В частности, у того же «Сбербанка» среди бумаг предлагается к заполнению таблица, в которую можно внести все кредитные обязательства на момент займа. Но ее мало кто заполняет, а специалист «и не настаивает».

Вот на эту таблицу, а точнее на отсутствие записей в ней и ссылались специалисты некоторых банков в поданном ходатайстве о несписании долгов. Однако суд внимательно отнесся к изучению предоставленных документов и выявил, что представители кредитной организации в свою очередь не подтвердили отсутствие кредитных обязательств у заемщика в предназначенных для этого графах. При этом анкету заполнял не заявитель, а именно представитель кредитной организации. Так что в недобросовестности должника обвинить невозможно. Поэтому кредиторам в ходатайстве отказали.

111 <-- -->